+7(495) 908 76 84


Верховный Суд отказал опоздавшей наследнице

Верховный Суд отказал в восстановлении срока дочери-наследнице не общавшейся с отцом-наследодателем.

22 мая 2016 г. умер отец истицы. О смерти отца дочери стало известно лишь 5 июня 2017 г. С отцом после развода родителей в 2002 году дочь общалась редко. После смерти отца открылось наследство: квартира и земельный участок с жилым домом. Умерший не составил завещание, и все наследство получила сестра умершего.

Дочь наследство в установленный законом срок после смерти отца не приняла, поскольку не знала о его смерти, в связи с чем просила признать данное обстоятельство уважительной причиной пропуска данного срока.

Нагатинский районный суд г. Москвы 29 ноября 2017 г. отказал в удовлетворении исковых требований.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 марта 2018 г. решение суда первой инстанции отменено с принятием по делу нового решения, которым исковые требования удовлетворены.

Верховный Суд апелляционное определение отменил, решение суда первой инстанции оставил в силе.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции указал, что оснований для восстановления истцу срока для принятия наследства в данном случае не имеется, поскольку им не было приведено обстоятельств уважительности причин пропуска такого срока.

Опровергая выводы суда первой инстанции и приходя к противоположному, чем суд первой инстанции, выводу о наличии оснований для восстановления дочери срока для принятия наследства, суд апелляционной инстанции в качестве уважительности причин пропуска данного срока указал на редкое общение дочери и отца (наследодателя) в виду сложности в их общении по вине последнего.

Между тем, данный вывод суда сделан без учета положений пункта 40 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 9 от 29 мая 2012 г. «О судебной практике по делам о наследовании», согласно разъяснениям которого, требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств: наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам. К числу таких причин следует относить обстоятельства, связанные с личностью истца, которые позволяют признать уважительными причины пропуска срока исковой давности: тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. (статья 205 ГК РФ), если они препятствовали принятию наследником наследства в течение всего срока, установленного для этого законом. Не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т.п.

Из приведенных норм закона и разъяснений Пленума следует, что обстоятельства, связанные с личностью наследодателя, не могут служить основанием для восстановления наследнику срока для принятия наследства, к числу уважительных причин пропуска такого срока могут быть отнесены обстоятельства, связанные именно с личностью наследника, пропустившего срок, а не наследодателя.

При таких обстоятельствах ссылка суда апелляционной инстанции на сложные взаимоотношения истца и наследодателя из-за особенностей характера последнего, является несостоятельной.

Иных же обстоятельств, связанных с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.) дочерью приведено не было и судом апелляционной инстанции не установлено, в материалах дела такие сведения так же отсутствуют.

В связи с чем вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для восстановления срока для принятия наследства дочерью является правильным.

Текст определения Верховного Суда